Также в его репертуар входил пьесы Скарлатти, вальсы и прелюдии Шопена, мягкие фантазии Дебюсси

Оскар Эммануэль Питерсон родился 15 августа 1925 в городе Монреаль, Канада. Он известен как джазовый пианист, но он великолепно владел классическим фортепьяно. Большинство записей как классического пианиста относится с начала 1970-х и кончается финалом 1980-х годов, когда он принял в трио нового басиста Нильса-Хеннинга Эрстед-Педерсена (Niels-Henning Ørsted Pedersen).

Начало карьеры

Посвящение Баху, Листу – зачем Питерсон все это играл

Одной из первых работ 80-х годов стало посвящение Питерсона Иоганну Себестьяну Баху. За спиной Питерсона стоит джазовый контрабасист Нильс-Хеннинг Эрстед-Педерсен (Niels-Henning Ørsted Pedersen).

Пьеса называется “Привет Баху” (Salute to Bach — Oscar Peterson Trio.)

Концерт в Берлинской Филармонии, 2 июля 1985 года.

Посвящение Баху — пример бережного отношения к классику. Ноты едва слышны

Эта пьеса отнюдь не была случайностью. Дело в том, что воспитание его как джазового пианиста началось с классической музыки. Интерес к ней ему передался от отца , который работал вокзальным грузчиком, а в свободное время посвящал игре на тромбоне и классической музыке на фортепьяно.  Вы можете представить грузчиков Московского вокзала за фортепьяно? Между тем для грузчиков начала 1920-х в Канаде, как и Америке это было распространенное явление. Талант к музыке был у них в крови.

Страсть к музыке Оскар проявлял с ранних лет, ежедневно высиживая по 6 часов за упражнениями. Свою ослепительную исполнительскую технику Питерсон почерпнул из европейской классической традиции, которую впитал в детстве, в родной Канаде, на занятиях сначала со своей сестрой Дейзи, затем с местным пианистом Луи Хупером и, наконец, с венгерским учителем Полом де Марки. К обучению Питерсон относился очень серьезно — он сам рассказывал, что занимался иногда по 18 часов, «пока мама силой не стаскивала меня со стула». Феноменальная листовская легкость, беглость игры, патентованные скоростные пассажи, целые потоки двойных нот, а также быстрое чередование рук на клавиатуре (прием, по его собственным словам, позаимствованный у И. С. Баха (1685-1759 гг.), Исполнительские трюки Листа предвосхитили фортепианные подвиги Арта Татума, услышав которого впервые Питерсон был столь ошарашен, что в тот же миг едва не принял решение навсегда распрощаться с игрой на инструменте. «Я до сих пор, когда слышу его записи, думаю точно так же», — признался он тем вечером в Birdland.

Со своим братом. Оскару Питерсону сейчас 19

Де Марки воспитывал Питерсона именно в этой традиции — с подачи учителя пианист освоил многие композиции, которые впоследствии станут хитами его репертуара. Например, коварные, сложнейшие шопеновские этюды или «масштабные, богатые, мягкие аккорды» Дебюсси. «Оскар — наш Лист, а Билл Эванс — наш Шопен», — говорил композитор Лало Шифрин, ссылаясь на стереотипное представление о том, что Лист завоевал фортепиано, а Шопен соблазнил его.

Оскар Питерсон погружался и в прелюдии Доменико Скарлатти, датированные примерно к тому же времени что темы Баха (26 октября1685 (Неаполь)-  23 июля1757(Мадрид). Здесь джазовая импровизация сочетается с классическими вариациями. Разнообразите теме придает контрапункт с одной нотой во главе.

Прелюдия Скарлатти —  Peterson. After Scarlatti D-dur Sonata

https://vk.com/audio?performer=1&q=Peterson.%20After%20Scarlatti%20D-dur%20Sonata

Искусство пения на фортепьяно

Этому Оскар Питерсон научился у Шопена

На самом деле это соответствовало действительности лишь отчасти. Мечтательную, импрессионистскую музыку Била Эванса, от которого Питерсон учился, можно сравнить с приглушенной звуковой поэзией Шопена, игра которого, по свидетельствам очевидцев, обычно была не громче человеческого шепота или в крайнем случае тихого бормотания. Однако затейливые мелодии Питерсона тоже во многом наследовали Шопену и его мелодическому гению. Как писал критик Джеймс Ханекер, шопеновские «асимметрично восходящие и нисходящие каскады нот неизменно приводят новичков в ужас». Пол де Марки, обучая Питерсона, заставлял его сосредоточиться на самой важной особенности музыки Шопена. «Я не слышу, как поет мелодия, — говорил он своему ученику, — она слишком отрывистая. Сделай, чтобы она пела». Для этого нужно было играть не стаккато, а легато. , Про эту манеру петь известно из опыта Джона Филда пианиста начала XIX века, времен Глинки.

Джон Филд — искусство пения на фортепьяно

Пение на фортепиано — одно из важнейших свойств исполнительского стиля Филда — было столь подкупающим для Глинки и многих других выдающихся русских музыкантов и ценителей музыки.  Глинка, сравнивая манеру исполнения Филда с игрой других известных пианистов, писал в «Записках», что «игра Филда была часто смела, капризна и разнообразна, но он не обезображивал искусство шарлатанством и не рубил пальцами к о т л е т, подобно большей части новейших модных пьянистов».

Понятно, что Питерсон либо слышал как играет Шопен, либо слышал как его произведения играют другие пианисты. В этой импровизации он использует две манеры исполнения – классическую и джазовую. Не понято видел ли Питерсон когда либо ноты именно этих произведений Шопена. Но он мог запросто исполнить их по слуху. Один раз услышал, сразу запомнил и повторил со своими вариациями. Особенно это хорошо в импровизации на тему Скарлатти. Фрагменты импровизации расположены последовательно –  один в классической манере и другой в джазовой.

Здесь исполняются два вальса Шопена — «Вальс-Минутка» op 64 No.1, еще один вальс в той же записи и Прелюдия N 4.

Пара Вальсов Шопена с соло контрабаса

Oscar Peterson plays Chopin Waltz №1

«Вальс-Минутка» op 64 No.1 в исполнении Оскара Питерсона

Шопен «Вальс-Минутка» op 64 No.1 Между прочим он называется «Valse du petit chien», «A little doggie waltz» на французском языке. Как это произошло? На самом деле друг Шопена и его биограф привел игривого щенка, который пытался поймать свой хвост.

Ф.Копачевский. Бис 2. Ф.Шопен. Вальс «Минутка», ор. 64 №1

Классическая манера игры — все по нотам

Не обошел своим вниманием и Прелюдию N 4 Шопена. Кто только не пытался её играть, например на гитаре Джимми Пейдж (http://bezpesen.ru/rock-muzikanti-klassika/dzhimmi-pejdzh-pozorno-igraet-shopena).

А вот и сам Оскар Питерсон :

4-я прелюдия Шопена в исполнении Оскара Питерсона

Питерсон играет саму тему медленно, а затем переходит на латиноамериканский ритм босса-новы, сохраняя в теме печаль, настроение пьесы. Это записано в 1980 году.

А вот пример исполнения венгерского танца Брамса Питерсоном:

Венгерский танец в исполнении Оскара Питерсона

Таким образом, произведения прославленных академических композиторов, каждый из которых, кстати, был и замечательным импровизатором, для Питерсона были своего рода тренировочной площадкой.

Глубокая погруженность музыканта в классическую традицию сделала его объектом насмешек джазовой богемы. Но Питерсону было глубоко плевать на джазовую богему типа трубача Майлса Дэвиса.

Инсульт и потеря одной левой руки

Приятная роль КГБ в конфликте СССР и Венгрии и роль Нильса-Хеннинга Педерсена в карьере Питерсона

В 1993 году перенес инсульт, после которого стал выступать редко и играл только правой рукой.

Даже будучи заслуженным артистом Оскар Питерсон продолжал по многу часов проводить за инструментом, лишь после инсульта, когда ему отказала левая рука, он сократил это время до 2-х часов. В 1993 году Петерсон перенес инсульт, что вместе с перенесенным артритом в детстве отразилось на подвижности левой руки. В это время музыкант больше сосредотачивается на характере звука, разрабатывает правую руку. Музыкант сократил время тренировки за инструментом до 2-х часов в день, но продолжал выступать и записываться. Вот пример его выступления в 2005 году. Левая рука практически не играет.

Тема старая – You look good for ме. Оскару Питерсону здесь 80 лет.

Вся пьеса сыграна одной рукой

Oscar Peterson — piano Alvin Queen — drums Ulf Wakenius — guitar Niels-Henning Ørsted Pedersen — bass

У Питерсона, на счастье, был левый инсульт, когда парализована левая рука и левая нога. Из партии фортепьяно, упрощенно говоря, вычеркивается вес аккомпанемент, аккорды и остается одна голая мелодия. Частично мелодию можно усложнить, взяв в работу ту же правую руку – играть становится намного сложнее. Петерсону помог его друг – контрабасист Нильс Педерсен, он вел басовую линию, периодически вставляя в нее соло.

После смерти Педерсена в  Петерсон напишет в журнале Jazz Times:

« …Нильс-Хеннинг был музыкантом невероятного таланта и виртуозности. Откровенно говоря, он стал моим ближайшим другом и братом, и я никогда не забуду ни его, ни его таланта. Бог благословит тебя, Нильс, и возможно, ты украсишь музыкальный мир на Небесах, также как тебе удавалось это на Земле»

Альбомы, сыгранные одноруким Питерсоном:

  • 1995 — Christmas
  • 1995 — More I See You
  • 1997 — Oscar In Paris
  • 1998 — Ultimate Oscar Peterson
  • 1998 — Oscar Peterson & Benny Green
  • 1999 — A Summer Night In Munich
  • 2000 — Trail Of Dreams-A Canadian Suite
Он заменил Питерсону его левую руку

Впервые же Оскарн Питерсон и Нильс Педерсен выступили вместе при весьма любопытных обстоятельствах. Трио было любимым форматом Питерсона еще с 50-х годов, в нем всегда были представлены первоклассные басисты, особого упоминания заслуживает в этой связи имя одного из лучших в мире мастеров игры на контрабасе Рэя Брауна. В самом начале семидесятых в трио Питерсона играл Джордж (Иржи) Мраз. Предстоял гастрольный концерт в Югославии. И тут Мраз категорически отказался от поездки. После известных событий 68-го года в Чехословакии, Иржи, подобно многим деятелям чехословацкой культуры, предпочел остаться на Западе. Мраз испытывал маниакальный страх при мысли о поездке за железный занавес. Хотя Югославия и не входила в число стран Варшавского договора, Мраз считал, что и там его могут похитить агенты КГБ или его чехословацкого филиала. Встал вопрос о срочном поиске басиста.

Импрессарио Норман Гранц предложил Оскару Эрстед-Педерсена. В графике выступлений NHØP как раз оказалось «окно». Программу выступления он получил заранее, но играть пришлось без репетиций. Концерт удался. Питерсон остался очень доволен, и тогда Гранц предложил ему подумать о продолжении сотрудничества с NHØP

Нильс Хейгенс Педерсен — спаситель Оскара Питерсона

«… На мой взгляд, он был гением контрабаса. Он был членом весьма эксклюзивного клуба под названием «Музыканты, которых узнаешь с первой же ноты». В этот клуб входили Майлс Дэвис и Джон Колтрейн, и он тоже принадлежал к этому клубу!» (Ульф Вакениус, предисловие к альбому The Unforgettable NHØP Trio Live (ACT Music), 2007

В отличие от очень многих NHØP умел играть не двумя, а тремя и даже сразу четырьмя пальцами правой руки, в совершенстве овладел техникой слэпа, и эта техника соединялась в его игре с безукоризненным свингом. В ансамблевой игре контрабас NHØP не только великолепно держал ритм, но и часто выходил на авансцену наравне с солистами. При необходимости он играл потрясающе быстро, его соло напоминали вихрь и поражали слушателя, как пуля.

Горовиц и Питерсон

Оскара Питерсон сотрудничал с таким же великим пианистом Владимиром Горовицем.

Они встретились в самом начале карьеры Питерсона. Питерсон поверг в изумление Владимира Горовица, сыграв классическую мелодию с аккомпаниментом в стиле буги-вуги.

Владимир Горовиц обожал джазовых пианистов
Юмореска Питерсона

Горовиц в ответ ему сыграл пьесу Шопена (запись более поздняя):

Играет Владимир Горовиц

Горовиц вообще любил послушать джазовых пианистов. Хейзел Скотт, популярная певица и пианистка 40 х гг., рассказывала следующее: «Однажды вечером Арти Шоу, Владимир Горовиц и я направились в кафе „Сесайети Даун таун», в котором играл Тейтум. Горовиц был поражен. После „Tiger Rag» он сказал: „Это немыслимо. Я не верю своим ушам и глазам!» Через пару дней Горовиц привел послушать Тейтума своего тестя, великого дирижера Артуро Тосканини. Тосканини был также изумлен».

Их потряс фейерверк пассажей. Тейтум не давал слушателям ни секунды отдыха: стоит лишь прозвучать чарующе яркой находке, как ее тут же сменяет новый трюк. Слово «трюк» здесь вполне уместно. Тейтум — непревзойденный маг и чародей джазового фортепиано. В начале карьеры его манера игры очень сильно влияла на Питерсона

Умный пианист

Роль богатырского роста

Его богатырское тело (рост – 190 см) становилось удивительно легким за фортепиано, а техника ошеломляла всех. Его молниеносная правая рука рассыпала горсти «боповых пассажей» и демонстрировала отличное чувство гармонического развития. Но когда Оскар Питерсон стал легко выписывать «боповые фигуры» одним пальцем левой руки, что до него никто не делал, то даже самые придирчивые критики зааплодировали.

Питерсон относился к музыке легко и оттого его пассажи парили в поднебесье

Существует Легенда про Питерсона – во время импровизации он использует все пальцы правой и левой руки, из-за ширины пальцев не может сыграть на одной клавише, а только сразу на двух. Отсюда возникают малые и большие терции взяты одним пальцем.

Несмотря на железный занавес три Питерсона добралось в свое время до СССР. В 1974 трио выступало в СССР (Таллин) с контрабасистом Нильсом-Хеннингом Эрстед-Педерсеном и барабанщиком Джейком Ханной.

Полнота звучания рояля, сочность туше, легкость и естественность бега, разнообразие звуков от блюзовых всплесков до оркестрового рокота сделало многие пьесы, исполненные Оскаром Питерсоном, образцами фортепианной джазовой классики.

В основе его творчества — элементы свинга и бибопа, а репертуар составляли, как правило, известные мелодии (записал альбомы с песнями популярных американских композиторов, — ГершвинаПортераКерна, Арлена, Уоррена и других).

Известный историк джаза Скотт Янов так писал о музыканте:

Конечно, можно смело утверждать, что Питерсон играет сто нот там, где другой пианист обошёлся бы десятью; но все сто обычно оказывались на нужном месте, и ничего нет зазорного в том, чтобы демонстрировать технику игры, если это служит музыке. 

Алексей Орешкин

Литература:

  1. Стюарт Исакофф
    Громкая история фортепиано. От Моцарта до современного джаза со всеми остановками” 2005 г.
  2. Niels-Henning Ørsted Pedersen — «Великий датчанин с бесконечным именем». Леонид Аускерн. jazzquad.ru